девушка с пистолетом фотоВо времена СССР мы как-то не задумывались о собственной безопасности и безопасности нашего жилища. Политика государства была такая, что у нас преступность самая низкая. Беспокоиться не о чем. И большая часть населения была в этом уверена. Но вот шальные девяностые, привели к тому, что население начало вооружаться. Правоохранительные органы показали свою неспособность защитить граждан. И граждане начали искать альтернативные пути.

Такая ситуация сохранилась практическим во всех бывших республиках. Дело не столько в том, что правоохранительные органы не могут найти преступников. Дело в другом. Они не в состоянии нас защитить. Иначе говоря, если напали на вас, избили, не дай Бог убили, какая вам разница, что преступники будут пойманы и наказаны. Здоровье и жизнь не вернешь. А о психологической травме и говорить нечего. Материальные компенсации, как издевательство. Вешают на преступника выплаты. И что? Ничего. Особенно, если у него ничего и нет. Работать он не будет. Да и на зонах с работой не ахти. А если помрет за время отсидки, так и спрашивать не с кого. В общем, полиция действует уже по факту, когда преступление уже совершено. А, что делать человеку, рядовому обывателю, который и не хочет, что бы его убивали и калечили?

Надо отдать должное, но в той, же России, этот вопрос начал потихоньку принимать цивилизованные формы. Например, убрали статью о превышении самообороны. А сколько людей по ней пострадало? Идиотизм ситуации заключался в том, что жертва, оказывая сопротивление, должна заботиться о жизни и здоровье нападающего. Нонсенс. Но так очень было удобно нашим органам. Чего проще. Вот жертва, а вот преступник. Дело в шляпе. А то разбирайся, кто прав, кто виноват. Да еще разговоры о том, что если дать волю и право людям защищать себя, то они сплошь начнут подстраивать убийства. Конечно, это не выдерживает ни какой критики. Во всех развитых странах, человек имеет право защищать себя и свою жизнь всеми доступными методами. Вспомните суд над женщиной, которую пытался изнасиловать таксист. Обороняясь, она ударила его ножом в ногу. Задела артерию и водитель скончался. И суд над ней проходит до сих пор. То обжалования, то еще чего. Но больше всего удивляет аргумент прокуратуры. Он же не угрожал ее жизни? Приставания не значит помыслы об убийстве. А она его убила. Пусть даже и неумышленно. Интересно. Сколько насильников в процентном отношении, совершив изнасилование, спокойно отпускают жертву? Скорее всего, мало. Кто может гарантировать, что совершив изнасилование, этот таксист не прикончил бы свою жертву и не вывез труп за город? Гарантии ни какой. Так почему, ее чуть не посадили за превышение самообороны? Опять таки, так удобнее органам. Им нужна статистика раскрываемости. А отказ в возбуждении уголовного дела, в виду отсутствия состава преступления, да еще с трупом, это нонсенс. За это по головке не погладят. Есть труп, должен быть виновный. А виновный должен быть осужден. В итоге, мы опять не защищены ни чем.

Но многие сограждане рассудили просто. Лучше уж тюрьма, чем гроб на кладбище. На руках у населения уйма незарегистрированного оружия. Приобрести ствол весьма просто. Это и оружие, похищенное со складов ВС. Это и контрабандное оружие из-за рубежа. А горячие точки вообще снабдили все пространство СНГ не просто оружием, а целым арсеналом с возможностью выбора. Разница лишь в цене. Интересен опыт Молдовы в этом вопросе. Пережив войну в Приднестровье, политики прекрасно понимали, что криминал вооружен до зубов. У них проблем с оружием нет. А реально защитить свой немногочисленный народ от преступников, силами полиции было сложно. Там принимают закон о разрешении хранения и ношения боевого оружия. Открылись оружейные магазины. Нас убеждают депутаты, что разрешив огнестрельное оружие, народ перестреляет друг друга. Только вот статистика Молдовы говорит об обратном. За пять лет действия закона, с купленным и зарегистрированным оружием, не совершено ни одного умышленного убийства. Выходит, что молдаване более цивилизованная нация, чем русские, украинцы и белорусы? Или дело тут в другом? Скорее все-таки весь вопрос в том, что мужчина с мечем фотоесли государство боится за устои своей власти, оно всегда будет запрещать владеть оружием своему населению. Но когда государство не в силах защитить граждан от нападения, и работает уже как статист, регистрируя совершенные преступления, то человек должен иметь право защищать себя сам. А это право есть не у всех и не везде. Так о каком сокращении преступности может идти речь? Бандит всегда вооружен . Жертва, как правило, всегда безоружна. Преступнику не приходиться думать о собственной безопасности. Это удел жертвы. Так разве правильно это?

Между тем стоит отметить, что например, в Великобритании запрещено продавать топоры и столовые ножи лицам, моложе 18 лет. В ряде стран Европы огнестрельное оружие запрещено вообще. Но надо помнить, что там и нет горячих точек. Там нет такой криминализации общества. Там нет огромных просторов, куда полицейский может добраться только на вертолете. Да и уровень жизни играет не последнюю роль. Ведь лучшая почва для развития криминальных структур, это резкое расслоение общества. Все хотят жить хорошо. И ни кто не хочет остаться в низу. Именно эти факторы влияют на то, что на пространстве СНГ большую часть занимают не экономические преступления, как в Европе, а большей частью преступления против личности. Ведь мало кто может противопоставить преступнику что либо, тем более, когда он вооружен. А преступник прекрасно понимает, что найдут ли его, это еще вопрос. А жертва, как правило, ничего противопоставить ему не может, кроме разве что надежды на проезжающий мимо патруль.

  1. Безопасность ребенку обеспечена
  2. Безопасность и комфорт превыше всего
  3. Независимые экспертизы подтвердили безопасность парабенов
  4. Безопасность малыша, забота каждой мамы.